03150, Украина, город Киев

ул. Антоновича (Горького), 172, этаж 11, офис 1118

profit.consul@gmail.com
firmprofit-consul
+38 (044) 303 92 29
+38 (068) 958 56 23
Показать меню
Приговор, как доказательство фиктивности хозяйственных операций налогоплательщика

Приговор, как доказательство фиктивности хозяйственных операций налогоплательщика

Налоговые споры, которые касаются нереальности хозяйственных операций на практике весьма распространены.

Особенно последние несколько лет большинство налоговых споров проходят именно в таком контексте.

Как это часто бывает, плательщик налогов работает с фиктивным контрагентом, даже не подозревая об этом.

Результат такой деятельности совсем не позитивный и несет много рисков. Только после того, как добросовестного налогоплательщика лишают налогового кредита, приходит понимание.

Практика суда о том - является ли приговор, вынесенный судом о фиктивности контрагента надлежащим доказательством о признании сделки ничтожной, менялась с года в год.

Доказывать реальность операций, и впоследствии отстаивать право на налоговый кредит, на практике, приходится самому налогоплательщику.

В 2015 году ВСУ был категоричен, а практика сводилась к тому, что если фиктивность контрагента установлена судом, то ни первичные документы, ни финансовая отчетность не подтверждают легальность операций с этим контрагентом.

Так как, ссылаясь на постановление, документы которые удостоверяют приобретения товаров, выполнение работ или оказание услуг не являются надлежаще оформленными и подписанными. Соответственно, не возникает права на налоговый кредит.

Такой же позиции придерживался ВСУ и в 2016 году и дальше, объяснив, что  даже если приговор судом еще не вынесен, а идет рассмотрение дела, то показания должностных лиц из такого дела являются надлежащими доказательствами в административном деле за право на отнесение сумм НДС в налоговый кредит.

Практика Украинского судопроизводства не совпадает с решением Европейского суда по правам человека. Налогоплательщик не должен отвечать за неисполнение обязательства недобросовестного контрагента.

Поэтому он не должен платить пеню и получает право на налоговый кредит. Уже сложилась большая практика по этому вопросу у нового Верховного Суда.

В соответствии с КАСУ, обязанность доказывания в налоговых спорах возлагается на субъекта собственных полномочий, а конкретнее - на налоговый орган.

В деле № 813/1974/17 от 27.02.2018 г., выложена позиция ВС о том, что приговор в отношении контрагента не является безоговорочным доказательством фиктивности хозяйственных операций налогоплательщика и может быть принят во внимание только в том случае, если им действительно установлено непосредственно бестоварность спорных хозяйственных операций.

Кроме того, Постановлением по делу № 816/809/17 от 27.03.2018 г., сам факт возбуждения уголовного дела и получения показаний должностных лиц, в рамках такого уголовного дела, не является безоговорочным фактом, подтверждающим отсутствие реальных правовых последствий всех хозяйственных операций, проведенных истцом и его контрагентами.

Кроме этого, суд также отмечает, что во время проведения хозяйственных операций налогоплательщик может быть и не осведомлен относительно истинного положения правосубъектности своих контрагентов и реально получить от них товары (работы или услуги), несмотря на то, что контрагенты возможно и были намерены нарушить налоговое законодательство.

Подводя итог, можно сказать, что на сегодняшний день, нарушение уголовного производства, наличие приговора по статье 205 Уголовного Кодекса в отношении контрагента не является безоговорочным доказательством фиктивности хозяйственных операций налогоплательщика.

Так как, на практике имеются решения, которые отмечают обратное.